Версия для слабовидящих
ВОЗВРАЩЕНИЕ В АЛЬМА-МАТЕР - Сызранский медико-гуманитарный колледж

ВОЗВРАЩЕНИЕ В АЛЬМА-МАТЕР

image_pdfimage_print
 

ВОЗВРАЩЕНИЕ В АЛЬМА-МАТЕР

Через двадцать лет после окончания фельдшерско-акушерской школы, я вернулась сюда, теперь уже медицинское училище, в качестве преподавателя. Началась новая жизнь. Начальство другое – директор, завучи, не как в медицинских учреждениях. Директор тот же, при котором поступала, училась, закончила – Иевлев Владимир Васильевич, как уже упоминала выше. Заведующей учебной частью была в то время Ланеева (Красова) Адель Михайловна. Заместителем директора по воспитательной работе – Свентицкая Элла Григорьевна. Заведовала отделением Агафонова Лидия Степановна. Через год пришла новенькая – Васильева Нина Ивановна, а Лидия Степановна стала заведующей отделением второй смены. За практическое обучение отвечала Панкратова Раиса Михайловна.

Коллектив был дружный, сплочённый. Многие преподавали с тех пор, когда я училась – это Чадина (Косолапова) Антонина Степановна, Лысенко Павел Николаевич, Ершова (Ахова), Алтухова Вера Алексеевна и директор. Но работа совершенно другая, для меня многое неведомо. Однажды, вначале моей карьеры, произошёл такой конфуз. Когда я устроилась на работу, вошла в кабинет Ланеевой (заведующей учебной частью), представилась. Адель Михайловна любезно приняла, ознакомила с нагрузкой. "А программа – говорит – у Канищевой. Идемте, я Вас с ней познакомлю". Пошла со мной в филиал, где Ольга Григорьевна проводила практические занятия, представила меня:

– Ольга Григорьевна, привела Вам коллегу. Программа у Вас? Вы календарный план, поурочный, написали?

– Календарный написала, а поурочных только пять, показывает.

– Дайте ей списать, объясните, введите в курс дела. Как готовите практическое занятие, покажите наглядные пособия, и ушла. Я на черновик списала поурочные планы, взяла календарный, до конца побыла у неё на практике. Занятия закончились мы вместе с ней пошли в училище. Она мне показала, где в классном журнале отмечать практические занятия. Через три дня я, как обещала, привезла Ольге Григорьевне её календарный план. У меня начались занятия. Прошло три дня, я спрашиваю:

– Ольга Григорьевна, Вы дальше написали поурочные планы?

– Написала – отвечает.
– Дайте мне я спишу. Она молча смотрит на меня каким-то изучающим взглядом, а потом, улыбаясь, говорит:

– А вот этого не хочешь? – показывает мне дулю из трёх пальцев. Я опешила. Смотрю на неё недоумевающе, спрашиваю:

– А что, я должна сама писать?

– Конечно, на основании календарного плана. Объяснила мне, я всё поняла. Извинилась, поблагодарила её.

В дальнейшем мы дружно работали в одном кабинете года два. Неудобно было мне во втором семестре, когда я стала вести ежедневно десмургию. У Ольги Григорьевны, когда идёт доклиника, ежедневно кабинет занят. Мне приходилось проводить занятия там, где свободно. Расписание ежедневно менялось. Года через два освободился кабинет физиологии Бедновой, в филиале на втором этаже, напротив кабинета Канищевой, и мне его отдали. Провели отопление, сделали ремонт, я привезла много цветов. Кабинет стал уютным: тепло, тихо и светло. Окон было много на солнечную сторону, выходили во двор. Цветов много – значит и кислорода много, меньше усталости. Студентам нравился мой кабинет.

С первого года работы в училище я вела кружковую работу. Вначале вела кружок операционных сестёр. Ходили ко мне девочки из 169-ой сестринской выпускной группы. Поскольку меня завораживала работа операционной сестры, нравилась работа и перевязочной сестры. Я старалась привить эту любовь студентам. Как выяснилось, мне это удалось. А выяснилось это так. Я была уже на пенсии, и пришлось мне оперироваться по поводу калькулёзного холецистита. День операции. Меня привели в операционный блок, посадили в коридорчике, напротив открытой двери в материальную. Там за столом стоит высокая женщина и на столе режет марлю. Я поняла – это старшая операционная сестра готовит материал на стерилизацию. К ней несколько раз зашла медсестра из операционной в маске, видно только глаза. Я вслух высказала свои мысли: "Может мои студенты, а я не узнаю". Медички не расслышали моих слов, переглянулись, младшая пожала плечами и ушла в операционную. Старшая спрашивает:

– Вы что-то спросили?

– Говорю, может мои студенты, а я не узнаю.

– А Вы где работали?

– В медицинском училище.

– Что Вы преподавали?

– Общий уход, десмургию, переливание крови. Через несколько лет сестринское дело.

– А как Ваша фамилия?

– Божко. Вдруг медсестра выскакивает из-за стола с возгласом: "Евгения Семёновна, простите, я Вас не узнала". Обнимает. " Вы у нас вели кружок операционных сестёр. Я Галя Михеева. Спасибо Вам, Вы привили любовь к этой профессии. На занятиях с таким восторгом говорили о ней, что я, после окончания училища, зашла в эту дверь и вот уже тридцать лет работаю. В роддоме Тамара Кабитина работает также старшей операционной сестрой, теперь её фамилия, по мужу, Назарова Тамара Георгиевна".

– Простите, Галя, я тоже Вас не узнала. За тридцать лет и вы все изменились. Ко мне приходили юные девушки, а теперь красивые дамы. И Вы теперь не Галя Михеева, а Галина, простите как дальше?

– Галина Николаевна Захарова.

Тут прервался наш разговор, меня пригласили в операционную. Лёжа на операционном столе, я осматриваю всё по сторонам, вижу телевизор, стоит выше операционного поля. Спрашиваю медсестёр:

– Мне будут делать операцию, глядя в этот телевизор?

-Да, глядя в монитор, отвечают медсёстры, обрабатывая операционное поле. Далее укрывают стерильной простынёй, кладут мне в ноги какие-то тяжёлые инструменты.

– Какая у вас, девочки, интересная работа!

– Евгения Семёновна, а Вы нас тоже учили перевязки делать. Но я не успела их спросить, где я их учила: на занятиях по десмургии или они ходили ко мне в кружок перевязочных сестёр. Анестезистка подключила внутривенно систему, пришёл анестезиолог, спросил:

– Как, Вы себя чувствуете?

– Хорошо. Кажется, я уже поплыла. В голове почувствовала лёгкое опьянение. В мыслях мгновенно, как в кино, кадр за кадром, промелькнула вся жизнь, работа в операционной. Завидуя молодёжи и сожалея, что не пришлось поработать в современных операционных.

– Отлично. Сейчас мы подышим кислородиком, сказал анестезиолог, закрепляя маску на моём лице.

Я вдохнула и больше ничего не услышала.

Кружок операционных сестёр я вела всего один год. На следующий год мы с заведующей практическим обучением Панкратовой Раисой Михайловной решили: поскольку часов на десмургию отпускается очень мало, значит целесообразнее вести кружок перевязочных сестёр. Вела я этот кружок много лет, пока не приняли на доклинику по хирургии нового преподавателя. Кружковая работа мне нравилась. Студенты также охотно занимались. На занятиях углублённо изучали десмургию. Отрабатывали не только те повязки, которые изучаются по программе, но и другие, например: контурные, косыночные, пращевидные, которые широко применялись во время войны, с целью экономии перевязочного материала. Кружковцы сделали альбом-папку мягких повязок. Пошили различные контурные повязки, каждую описали и уложили в отдельный полиэтиленовый пакет. Таким же образом оформили косыночные, пращевидные, сетчатые повязки. Этот альбом понравился на областной выставке в Куйбышеве. Виктор Павлович Крылов приехал и говорит: "Евгения Семёновна, Ваш альбом понравился. Сказали у Вас золотые руки". Я говорю: "Это у кружковцев золотые руки, они делали, а не я". Этой папкой я пользовалась, как дополнительным материалом на занятиях не только с кружковцами, но и демонстрировала на уроках десмургии. В настоящее время с целью экономии перевязочного материала, в практике используют сетчатые повязки. Чтобы студентам легче было запомнить, какой номер бинта необходим на ту или иную часть тела, для этого был изготовлен стенд. На стенде был нарисован взрослый человек и ребёнок с повязками из сетчатых бинтов с указанием их номеров. Потом этот стенд "перекочевал" в кабинет доклинической практики по хирургии.

Я сейчас не помню в начале какого учебного года на совещании дали указание: в план работы кружков включить исследовательскую работу. Закончилось совещание, я зашла в учительскую, там Краснов Виктор Николаевич, заведующий хирургическим отделением МСЧ ЗТМ. Он у нас в медучилище работал совместителем, преподавал хирургию. У него закончилась лекция, и он собирается ехать домой, пригласил меня подвезти, нам всё равно по пути. Я согласилась. Едим, у меня в голове крутится исследовательская работа. Чем заняться?

– О чём задумались, Евгения Семёновна?

– Да вот нужно с кружковцами провести исследовательскую работу, а я не представляю какую. Не подкинете идейку?

– Подкину. У нас в отделении за последнее время участились случаи послеоперационного нагноения. Нужно ещё раз проверить флору воздуха в операционной и смыв с рук, а шовный материал и салфетки мы проверяли. Я несказанно обрадовалась решению проблемы. Не меньше обрадовались студенты предстоящей интересной работе. Я договорилась с врачом санбаклаборатории, Пироговой Галиной Павловной, чтобы сделали посев наших смывов, в отделении договорилась о дате и времени, когда можно прийти в операционную. На заседании кружка эту работу поручили двум девочкам из 249-ой группы – Емелиной Лене и Татаркиной Тане.

.В назначенное время мы пришли в операционную со стерильными средами в пробирках, чашках Петри. Сначала после уборки и кварцевания в операционной, открыли чашку Петри со средой и взяли флору воздуха на посев. Затем в стерильные пробирки брали на посев смыв с рук поэтапно:
1)- Смыв с немытых рук.
2)- После мытья рук с мылом.
3)- После мытья рук стерильной щёткой и стерильным мылом.
4)- Смыв с рук после мытья в растворе сулемы в 2-х тазиках.
5)- После обработки рук спиртом и йодом.
6)- Последний смыв делали после того, как надели стерильные перчатки и обработали их спиртом.

Результат анализа поразил моих студентов наповал. Особенно удивлена была Лена Емелина, насколько инфицированы были её немытые руки! – это результат первого смыва. Там присутствовала и кишечная палочка, и колонии различных кокков. Два последних смыва показали стерильность. Флора воздуха была стерильной. Девочки начертили диаграмму: "Показатель чистоты рук после их обработки поэтапно". Результат исследовательской работы: "Поэтапного смыва с рук и анализ флоры воздуха" девочки оформили в альбоме. Результат анализа мы дали и заведующему отделением Краснову Виктору Николаевичу. Он заинтересовался нашей работой, поблагодарил и даже обещал провести беседу с медсёстрами на эту тему.

Эту работу, как дополнительное наглядное пособие, я использовала при изучении темы: "обработка рук процедурной сестры" в преподавании общего ухода, а также на занятиях кружка "перевязочных сестёр".

Каждый год на дне открытых дверей кружковцы выступали с демонстрацией повязок. Однажды, точно не помню в каком году, кажется, в 1988-м или 1989-м, я проводила профориентацию в общеобразовательной школе № 19. Рассказывая о медицинском училище, упомянула, что я веду кружок перевязочных сестёр, можете принять участие. Научитесь делать повязки, время ещё есть, можете выступить на дне открытых дверей. Откликнулись две девочки из выпускного 9-го класса, две сестры – двойняшки Оля и Наташа Казаковы. Так и есть, они походили два месяца, выучили самые сложные повязки и выступили на дне открытых дверей наравне со студентами. В этом же году они поступили на сестринское отделение и успешно учились, особенно Ольга. По общему уходу они занимались у меня. Ольга была бригадиром. Они и сейчас работают вместе: Ольга Матвеевна Лукъянова (Оля Казакова) работает старшей медсестрой терапевтического отделения в поликлинике, а её сестра Наталья Матвеевна Варзарь – медсестра прививочного кабинета.

Всю кружковую работу мы оформляли альбомами. Очень хорошие фотографии делал, пока учился у нас, Коля Будников. Пожже он закончил Куйбышевский медицинский институт и сейчас работает в одной из больниц нашего города врачом – эндоскопистом

– Николай Николаевич Будников.

Первый год в медицинском училище я проработала без классного руководства. На следующий год, во втором семестре ко мне на занятия по десмургии пришла бригада из 185-ой группы. В первом семестре они ходили ко мне на практику по общему уходу. Вдруг меня спрашивают:

– Евгения Семёновна, у Вас есть классное руководство?

– Нет.

– Идёмте к нам классным руководителем. Наша Нина Фёдоровна Карсунцева уходит в декретный отпуск.

– Девочки, я не педагог и преподавателем работаю всего второй год. Нет, нет, не пойду, не просите.

Нина Фёдоровна ушла в декретный отпуск. Зам. Директора по воспитательной работе, Свентицкая Элла Григорьевна, вызывает меня в кабинет и говорит:

– Евгения Семёновна, ко мне делегация из 185-группы приходила, просят назначить к ним классным руководителем Вас.

– Элла Григорьевна, я же не педагог и преподавательский опыт маленький, всего один год.

– Без классного руководства мы Вас не оставим. У нас все преподаватели имеют классное руководство. На будущий год и Вам дадим группу из нового набора.

– Если так стоит вопрос, лучше возьму эту группу. Я их уже знаю, занимаюсь с ними второй семестр. Группа организованная, сплочённая, трудоспособная. И так я стала классным руководителем фельдшерской группы на базе девяти классов. В мою профессию включился совершенно новый вид деятельности – педагогика. Пришлось много читать педагогической литературы: "Учительская газета", ж. "Семья и школа", труды Сухомлинского. Мне много помогала в подборе литературы по педагогике и психологии дочь-студентка педагогического института. А осенью меня и секретаря парторганизации Будникову Маргариту Леонидовну послали учиться в университет марксизма-ленинизма. Мы два года по вечерам с ней учились на идеологическом факультете. Лекции нам читали кандидаты наук из политехнического института. Особенно интересно проводила занятия по психологии кандидат психологических наук. Интересная, обаятельная дама, до сих пор помню её внешний вид, её интересные лекции, а фамилию, к сожалению, запамятовала.

Первое время, по вопросам классного руководства, я часто обращалась за помощью к Элле Григорьевне. Она никогда мне не отказывала, всегда примет, внимательно выслушает, посоветует, как лучше поступить. Она была строгая, требовательная, знающая своё дело педагог. Не терпела неряшливости, недисциплинированности. Со студентов требовала, чтобы внешний вид соответствовал медицинской этике. С классных руководителей тоже строго спрашивала работу в группе. Регулярно проверяла журнал классного руководства. Потом тактично в своём кабинете один на один с преподавателем укажет на недостатки, выяснит и намекнёт или подскажет, как сделать. Мне нравилось с ней работать. Её требования были строгие, но справедливые и тактичные, не унижая достоинства преподавателя. Работать было интересно. Интересно было и студентам. Обязательно соблюдались традиции училища: для первокурсников в первые дни учёбы проводились экскурсии по городу. Во внеурочное время коллектив лучше сплачивается, быстрее узнают друг друга. Приезжие знакомятся с городом, его историческими памятниками. Они же, первокурсники, готовят вечер " посвящение в студенты ". В торжественной обстановке им вручают студенческие билеты.

Проводились конкурсы тематических вечеров. С каким упоением ребята готовились к этим мероприятиям! Мне запомнились вечера, подготовленные моими группами. Группа 185-я подготовила интересное выступление на тему: "Много песен над Волгой пропето". Они песнями, соответствующими духу того времени и отдельными сценами, как кадры кино, сумели показать историю жизни людей Поволжья от первых маёвок, проводимых на берегах Волги, подпольными комсомольскими ячейками, тайно от жандармерии, гражданскую войну, Великую Отечественную и послевоенное мирное время.

Тайное собрание ячейки, для отвода подозрения жандармов, девочки показали имитацию молодёжного воскресного пикника. Нарядились в праздничные русские сарафаны. На "полянке" расстелили скатерть, поставили самовар, разложили пряники, баранки. Спели песню: "Во поле берёзонька стояла". Занавес. Действие меняется. Из-за кулис, перед занавесом, походным маршем проходит отряд красноармейцев в "будёновках", и поют песню: "Дан приказ ему на Запад, ей в другую сторону. Уходили комсомольцы на гражданскую войну". Отряд уходит за кулисы. Где-то за кулисами слышен бой: выстрелы, взрывы. Затем всё стихло. Раздаётся голос Левитана. Сообщается сводка информбюро о боях в Сталинграде. Открывается занавес. На сцене имитация костра: замаскирована настольная лампа, накрытая красной тканью. На неё приклеены лоскуты ткани, в виде языков пламени. Из-за кулис дует вентилятор, ворошит лоскуты. Из зрительного зала создаётся впечатление горящего костра. Вокруг костра сидят несколько солдат и поют песню "Землянка". Заканчивая песню, солдаты быстро встают, уходят и уносят с собой реквизит. На смену их, выходят цивильно одетые девушки, встают полукругом посреди сцены и поют песню о Мамаевом кургане. В это время позади хора, у задника сцены на пьедестал встаёт высокая девушка в белом платье с поднятым вверх мечом в правой руке, изображая Родину-Мать (Лариса Чванова). В это время на сцену медленно выходит маленькая, худенькая, смуглая, и одежда на ней чёрная (платок, платье, чулки, туфли) "вдова" (Вера Кошурова) с цветами в руках. Хор перед ней расступается, пропуская к памятнику. Вдова медленно подходит, кладёт цветы к пьедесталу, какое – то время стоит с опущенной головой. Песня исполняется всё тише, тише, тише и совсем затихает. Несколько секунд тишина и занавес закрывается. В зрительном зале также, несколько секунд тишина, а потом бурные овации.

Девочки 185-ой группы молодцы! Сами написали сценарий, меня только ознакомили. Мне сценарий понравился. Сами искали костюмы. Приобретали кто, где: кто из прабабушкиных сундуков, кто в театре брал напрокат. В городской фильмотеке брали магнитофонные ленты с голосом Левитана, а также шумовое оформление боевых действий.

Следующие группы выступали тоже не плохо, но не так эффектно, поэтому и смотрелись не так интересно. В результате 185-я группа в этом конкурсе заняла первое место. Их наградили большим тортом. Эта группа и училась хорошо. В конце второго курса, по итогам успеваемости, посещаемости, участие в общественных мероприятиях училища группа заняла первое место на курсе и их наградили автобусной экскурсией в город Ульяновск. Поездка состоялась в начале третьего курса. В этом же году, на день учителя мы всей группой выезжали на природу. На классном часе обсуждали вопрос, куда ехать? Таня Кузьмичёва нахвалила нам природу недалеко от своей деревни. Там и речка с рыбалкой, и лес и рядом заброшенный колхозный сад, а главное недалеко от остановки электрички. Решили ехать туда. В воскресенье на утренней кузнецкой электричке доехали до станции Рощица. Там Татьяна нас уже встречала. В руках у неё полное ведро картошки, узелок с пшеном, репчатым луком, лавровым листом, перцем. Мальчики, Козин и Поднебесов, тут же взяли у неё ведро, и Татьяна нас повела на своё заветное место.

Я с мужем, ездила на встречу ветеранов ВОВ в Белоруссию, оттуда привезла много литературы о событиях, происходящих в то военное лихолетье. Мне очень хотелось поделиться своими впечатлениями со студентами. На классном часе я вкратце рассказала о поездке. Девочки с интересом слушали, некоторые многое впервые узнали, например о Хатыни. Решили подготовить и провести открытый классный час по патриотическому воспитанию. В основу взяли книгу "Я из огненной деревни". Девочки подготовили несколько докладов по рассказам очевидцев, переживших зверства фашистских карательных отрядов. Как весь белорусский народ, от детей до стариков, кто как могли, боролись с акупантами. Через кодоскоп на экране показали фотографии тех событий. В заключении показали мемориальное кладбище сожжённых и не восстановленных потому, что некому было восстанавливать, деревень, которое находится в Хатыни. У нас на классном часе была преподаватель Дина Прокофьевна Новичкова со своей группой. Мероприятие всем понравилось. Дина Прокофьевна предложила группе провести это мероприятие в актовом зале. Группа согласилась. Об этом сказали Свентицкой. Тем более ко дню Победы в войне 1941 – 45гг у нас в группе запланирован классный час на тему: "Никто не забыт, ничто не забыто".

Девочки готовились основательно. Даже за помощью обратились к одному из артистов городского театра. Кто-то из них, теперь не помню, там вечерами, после спектаклей, подрабатывали уборщицами, таким образом, артисты их знали. Литературу они взяли у меня, костюмы в театре, кодоскоп в училище, магнитофонные записи из городской фильмотеки. Заранее на стенде вывесили объявление об открытом классном часе, с указанием темы, даты, номер группы.

Настал день выступления. Заранее повесили экран, подготовили всё необходимое, подготовились сами. Пришли Яворовская, преподаватель литературы и Свентицкая Э.Г. Студентов из других групп было немного и пришли одни, без классных руководителей.

Открыли занавес. На сцену вышла комсорг группы Храмцова Галя в национальном белорусском костюме с вступительной речью. Начала свой рассказ о богатстве и красоте белорусской природы. Её выступления сопровождалось демонстрацией природы Белоруссии, её красивейших озёр и главную реку Белоруссии – Березину. Галя рассказала, а девочки показали Березинский биосферный заповедник – эталон природы северо-восточной Белоруссии. И что изучение этого района зафиксировано в программе ЮНЕСКО "Человек и биосфера". Закончив вступительную часть, Галя уходит со сцены.

Закулисами раздаётся голос Левитана, он передаёт сообщение о начале войны с гитлеровской Германией. На сцену выходит студентка, фамилию её забыла, пусть меня девочки простят, не всех помню, начинает рассказ о Брестской крепости, её героях, одновременно идёт демонстрация на экране, а Ира Соколова, староста группы, на пианино исполняет мелодию песни "Идёт война народная, священная война". Меняются докладчики, меняются картины на экране. Рассказывают и показывают о расстрелянных медицинских работниках вместе с ранеными в подпольном госпитале в г. Минске. В докладе о Хатынском мемориале рассказали и показали мемориальное кладбище сожжённых и не восстановленных деревень. О том, как 30-го июня 1969-го года приехали делегаты со всех районов, областей республики, привезли землю с каждой мёртвой деревни. Под звуки траурной мелодии состоялась торжественная церемония закладки земли в урны, установленные на могилах… Могила деревни…

Показали скорбную "Стену памяти", сооружённую в память погибших узников фашистских концлагерей. Рассказали о том, что в стене имеются ниши, а в нишах лежат мемориальные плиты с названием концлагерей и количество уничтоженных. Показали стену, ниши и плиты.

Рассказали о том, что в Белоруссии погиб каждый четвёртый. В память о четвёртом, студенты показали своеобразный памятник: 4-х угольная рабатка, огорожена цементными, побелёнными блоками, засеяна газонной травкой. В каждом из трёх углов рабатки растут и зеленеют берёзы – они олицетворяют жизнь. В четвёртом углу тоже могла расти берёзка, но её некому посадить, – четвёртый погиб. Докладчик замолкает. Несколько мгновений стоит перед экраном, опустив голову, затем уходит.

На сцену выходит следующий докладчик. А на экране показывают монумент: пятеро парней и с ними старушка. Сильные, рослые сыновья уходят от родного порога. Четверо смотрят прямо вперёд, а пятый младшенький оглядывается на мать.

Близ белорусского города Жодина, стоит монумент советской Матери –  патриотке, говорит студентка, показывая на экран. Прообразом героини стала Анастасия Фоминична Куприянова. Пятерых сыновей проводила она на войну. Пятерых не возвратила война: Николай погиб при освобождении Польши, Степан похоронен под Варшавой, Михаил, замучен палачами, Пётр, награждённый Золотой Звездой Героя за свой последний бой на латвийской земле, а Владимир умер от ран уже дома.

Война для всех и всегда чёрное горе. Одна отняла у Анастасии Фоминичны мужа, другая сыновей. Дом спалили каратели. И стала она партизанской матерью рядом с сыновьями. Помогала партизанам, чем могла: варила, стирала, штопала. А, когда освободили Жодино, пришла Мать, вместе с сыновьями, на пепелище родного дома летом сорок четвёртого. Всё разграблено, разбито. Но не время ещё строить новый дом, война только откатилась на запад. И встали перед Анастасией Фоминичной сыновья: благослови, мать!

Стоят две матери. Бронзовая чует беду и всё-таки хранит надежду, что минует её сыновей вражья пуля. И маленькая, сухонькая, пережившая своих сыновей и не верившая в их смерть.

С того дня, как встали у дороги её бронзовые солдаты, Анастасию Фоминичну часто видели у памятника. Старческий сон не долог: проснётся мать и семенит с рассветом к детям.

Один из создателей монумента, Иван Мисько, рассказывал, как пришёл однажды вместе с Анастасией Фоминичной к её сыновьям.

– Обошла она вокруг, будто поздоровалась. И вдруг слышу: "Одень шапку, Петенька, студёно нынче". Подумал я, может, заговаривается мать – – как-никак более ста лет живёт на белом свете. А она уже ко мне обращается: "Видишь, как тяжело моему Петеньки так голову держать – шея болит". Признаться, как теперь ни смотрю на младшего Куприянова, так и чувствую этот резкий, до боли, поворот шеи. Мать первой это почувствовала.

А сын, до ломоты в шейном позвонке, обернулся к родному порогу — детство там не добегал, не доиграл с ровесниками, маму жаль оставлять.

Герой Советского Союза ефрейтор Пётр Куприянов навечно зачислен в части, где служил.

К Анастасии Фоминичной на её 107-ой год рождения, приезжали молодёжная бригада строителей Саяно-Шушенской ГЭС. Приехали Мать навестить, рассказать, как работает бригада, в которой её Пётр почётный строитель, а деньги с его счёта идут в Фонд мира.

У обочины шоссе Мать глядит с надеждой вслед своим сыновьям. Так уж повелось на земле: сыновья однажды уходят от материнского порога. А матери хранят верность: ждут. Такими словами закончила студентка своё выступление и ушла со сцены.
На сцену выходит очередной докладчик.

– 21-й километр Московского шоссе… начинает студентка свой доклад. Здесь в июле 1944 года мощная лавина четырёх фронтов – трёх Белорусских и 1-го Прибалтийского – обрушилась на гитлеровцев. На рассвете 3 июля 1944 года 2-ой гвардейский танковый корпус ворвался в Минск. Стальные клещи Советской Армии сомкнулись. Вражеские дивизии оказались в "котле".

Беспримерный ратный подвиг воинов, освобождавших Белоруссию от фашистских оккупантов, навечно остался в сердце народном. Белорусская операция явилась одним из самых выдающихся достижений военного мастерства. 35раз над столицей нашей Родины Москвой рассыпались гроздья салютов в честь войск трёх Белорусских и 1-го Прибалтийского фронтов. День 3 июля стал радостным праздником всего белорусского народа – праздником освобождения.

И вечно будет жить в памяти народной великий подвиг воинов-освободителей. Это в их честь возведён на земле белорусской

Курган Славы ( показывают на экране).

Осень 1967 года…

Тысячи людей беспрерывным потоком шли сюда, на 21-й километр Московского шоссе. Они бережно несли землю, политую кровью воинов-освободителей. Весь белорусский народ участвовал в создании Кургана Славы.

Здесь, на кургане, смешалась земля, привезённая из городов-героев, из Брестской крепости, из городов и деревень, навечно прославившихся ратными и трудовыми подвигами. И стоит Курган Славы, подпирая высокое голубое небо, видимый со всех сторон, обдуваемый всеми ветрами.

Четыре штыка, венчающие Курган Славы, символизируют боевое содружество трёх Белорусских и 1-го Прибалтийского фронтов, освобождавших Белоруссию. Земля, бетон и металл ожили и заговорили. И стал Курган Славы волнующим гимном величию нашей победы. Орденоносная Белоруссия, залечив тяжёлые раны войны, уверенно шагает в будущее.

Я отметила отличную подготовку студентов к классному часу. Вынесла благодарность докладчикам за отличные доклады. На этом наш классный час закончился.

Мне особенно запомнились эти два классных часа потому, что я была в Белоруссии. Там воевал мой муж. Обо всём, что пережил белорусский народ, в двух классных часах не перескажешь.

Были и другие интересные классные часы, на которые приглашали бывших наших выпускников: детскую поэтессу Галину Михайловну Цыплёнкову, главного врача детской больницы Филиппову Зинаиду Ивановну и др.

В группах на различные темы проводились диспуты. Львиную долю в подготовке студентов к диспуту ложилась на работников библиотеки.

Работа с молодёжью мне нравилась, с ними душой молодеешь. Мои трудности, как классного руководителя, были в том, что работала я вне училища, на базе в лечебном учреждении. Группу видела один раз в неделю на классном часе. Руководить приходилось по телефону через актив группы, её треугольник: староста, комсорг, профорг. А также культорг, учебный сектор, бригадиры. Успеваемость по теории контролировал учебный сектор. На практических занятиях следили бригадиры. Между бригадами актив группы проводил соревнование. В конце месяца подводился итог и бригаде, получившей 1-ое место, вручали вымпел. Это в какой-то мере активировало студентов. Но бывает, подберётся группа слабых из них больше "тройки" ничего не выжмешь, а на практике они совсем другие, как говорится "руки на месте". Чтобы лучше узнать студента, как личность, удаётся только в личной беседе с самим студентом (студенткой), родителями, хозяйкой квартиры, при посещении. Иногда актив группы не справляется, не подчиняется провинившийся товарищ или вообще перестаёт ходить на занятия. Приходится звонить родителям, домой или на работу, или письменно вызывать. В таком случае приходится подключать учебную часть, администрацию.

Большую воспитательную работу проводил комитет комсомола, старостат. Это помощь классному руководителю, активу группы.

Много узнаётся человек во внеурочное время. В советские времена, после вступительных экзаменов абитуриенты, зачисленные в списки поступивших, а студенты во время летних каникул, по графику две недели работали в сельском хозяйстве на поле. В основном работали в совхозе "Большевик" на прополке и затем уборке урожая овощей, яблок. Здесь человек показывает свою суть, – какой он: добрый, отзывчивый и готов прийти на помощь товарищу. Прослеживается организованность и дисциплина. К, сожалению, мы не можем проследить всех, – какими они стали в жизни. О некоторых я знаю и горжусь ими: Аня Захарова, из 209-ой группы, в качестве медработника была на войне в Афганистане. Галя Халдина, из этой же группы, работает в правительственном санатории "Подмосковье" диетсестрой. Комсорг этой же группы, Калитова Лена, работает медсестрой в санатории "Усолье". Бородулина Таня, староста гр.185, Погорелова Оля из 264-ой группы поступили в Самарский мединститут, дальнейшую судьбу не знаю.

На профпригодность за студентами ведут наблюдение преподаватели всё время обучения. Предмет, который я преподавала в медицинском училище "Общий уход за больным" или, как сейчас называют в медицинском колледже, "Сестринское дело". Этот предмет первый, который знакомит студентов с их будущей профессией. Каков будет специалист, видно студента по первой работе у постели больного. Узнаётся не по навыкам, которые отрабатываются практикой, а по отношению к данной манипуляции, по отношению к больному. Медицинский работник не только звание и призвание, сердце человеческое быть должно, это большое участие: забота, тепло, внимание и общность переживания. Счастье больному, когда рядом окажутся такие медики. Я на первом занятии говорила студентам эти слова, а ещё я говорила: "Делайте так, как хотели бы сделать своим близким, или хотели, чтобы так сделали вам лично". А ещё я говорила студентам на практике: "Если я не спрошу, жизнь спросит". Одна медсестра мне призналась: "Евгения Семёновна, я вспомнила Ваши слова – жизнь спросит. На работе мне нужно было взять у больного желудочный сок фракционным методом. Я не помню. Достала дневник, где всё подробно поэтапно описано и зарисовано: подготовка инструментария и всего необходимого, подготовка больного, техника проведения манипуляции, уход за больным после манипуляции, оформление полученного материала (маркировка, направления) для лабораторных исследований, уход за инструментарием. Хорошо я послушала Вас, сохранила дневник. В книге описано расплывчато. Вы нам советовали сохранить дневник. Он первое время будет вам шпаргалкой на работе. Спасибо Вам. С помощью дневника я самостоятельно прозондировала больного. Каюсь, на практике, чтобы не спросили, я пряталась за спины".

Преподавательский опыт, приобретался постепенно, путём самообразования, взаимопосещений лекций, практических занятий, занятий в школе педагогического мастерства при методсовете. Мне нравились комплексные уроки, когда приходили на урок несколько докладчиков. Предположим, проводит такое занятие терапевт. Тема занятия "Пневмония". На занятия преподаватель пригласил преподавателей смежных дисциплин: анатома, патологоанатома, фармаколога. Урок начинается с доклада: "Анатомо-физиологические особенности лёгких". Затем патологоанатом рассказывает, какие изменения произошли в лёгких в результате заболевания пневмонией. Продолжает урок терапевт, сообщает: причину заболевания, симптомы, обследования, уход, лечение. Дополнение делает фармаколог. Она делает сообщение о поступлении новейших препаратов для лечения пневмонии, их действие, взаимодействие с другими препаратами, их дозировка. Такие уроки полезно проводить для студентов, создаётся общая картина заболевания и лучше запоминается.

Обогащался наш опыт и на заседаниях предметных цикловых комиссий, где заслушивались доклады членов комиссии по педагогике, психологии, по предмету (методические разработки), новости медицины и

Другие темы. На практические занятия по своему предмету, я написала методические разработки, для преподавателя и для студентов, по всем темам. Ситуационные задачи и деловые игры на практических занятиях помогают студентам отрабатывать навыки решения проблем в создавшейся ситуации.

Общая атмосфера в коллективе была тёплая, доброжелательная. Среди коллег царила атмосфера взаимопомощи. Руководители тоже легко шли на контакт. С любым вопросом, в любое время свободно можно было зайти к Иевлеву Владимиру Васильевичу, Красовой Адель Михайловне, Свентицкой Элле Григорьевне, Панкратовой Раисе Михайловне. Тебя внимательно выслушают, посоветуют, если нужно, помогут…

Шли годы. Постепенно менялся коллектив: кто-то уходил на пенсию, а с кем-то прощались навсегда…

На смену приходили новые люди: молодые, энергичные. Во главе училища встала Пономарева Любовь Алексеевна – умная, деловая женщина, знающий педиатр. Мне работать под ее руководством пришлось недолго, но человеческие качества Любови Алексеевны я сполна оценила уже будучи на пенсии. В нашу семью пришла беда, да как водится, не одна: я от умер муж, а в сороковой день умерла моя мама. Любовь Алексеевна помогла материально, выделили на похороны машину и автобус. А потом, узнав, что я дни и ночи напролет плачу, теряя рассудок, пригласила меня на работу, выделив часы по Сестринскому делу. Это помогло мне прийти в себя, точнее спасло от депрессии…

Месяц с небольшим отделяет меня от 75-летия, но связь с медицинским колледжем не прерывается до сих пор. Руководство колледжа о нас, пенсионерах, тоже не забывает: поздравляет с праздниками, оказывает материальную помощь. С бывшими коллегами перезваниваемся, жаль только, что редко встречаемся…